Ее муж кончил у меня на хуторе близ диканьки


Я ушла так тихо, что ни кошка, ни собака не услы- шала. С визгом притопывала она ногами; без меры, без такта зве- нели серебряные подковы. Он повел про то, как они жили вместе с Данилом, будто брат с братом; как укрылись раз под греблею от крымцев

Ее муж кончил у меня на хуторе близ диканьки

Весь дрожал он, как осиновый лист; очи дико косились; страшный огонь пугливо сыпался из очей; дрожь наводило на душу уродливое его лицо. Печально стояла старая няня, и слезами налились ее глубокие морщины; тяжкий камень лежал на сердце у верных хлопцев, глядевших на свою пани.

Уже сделал себе и дощатый гроб, в который ложился спать вместо постели.

Ее муж кончил у меня на хуторе близ диканьки

У него сердце из железа вы- ковано. Сам не мог он разуметь, отчего в нем все смутилось при таком виде, и, робко озираясь, мчался он на коне, покамест не застигнул его вечер и не проглянули звезды. Над рiчкою явор стоiть, Над явором ворон кряче.

Рассказывает еще гость о многом другом и хочет видеть пани Катерину. Чуть же ночь наведет темноту, снова он виден и отдается в озерах, и за ним, дрожа, скачет тень его. Вдруг Катерина, вскрикнув, проснулась, и за нею проснулись все.

Он повел про то, как они жили вместе с Данилом, будто брат с братом; как укрылись раз под греблею от крымцев Та вже пiснi вийшов конець. Отчаянный колдун летел в Киев к святым местам.

Настройка текста. Дико закричал он и заплакал, как исступленный, и погнал коня прямо к Киеву.

XIV За Киевом показалось неслыханное чудо. Острые сучья царапают белое лицо и плеча; ветер треплет расплетенные косы; давние листья шумят под ногами ее - ни на что не глядит она. В час, когда вечерняя заря тух- нет, еще не являются звезды, не горит месяц, а уже страшно ходить в ле- су: Чего же так пе- репугался он?

Ни звука не вымолвил ни один из них, не зная, что ду- мать о неслыханном злодействе. По левую руку видна была земля Галичская. Какой богатырь с нечеловечьим ростом скачет под горами, над озерами, отсвечивается с исполинским конем в недвижных водах, и беско- нечная тень его страшно мелькает по горам?

Ему чудилось, что все со всех сторон бежало ловить его: Бог видит, - говорил он, подымая кверху прозорливые очи, - не летел ли я подать руку брату Данилу? Слушайте, слушайте!

Я ушла так тихо, что ни кошка, ни собака не услы- шала. Сговорились провесть ночь вместе, и мало погодя уснули все. Где муж мой? Уже много лет, как он затворился в своей пещере. Чуть же ночь наведет темноту, снова он виден и отдается в озерах, и за ним, дрожа, скачет тень его. У него сердце из железа вы- ковано.

Уже совсем ослабела она и лениво топала ногами на одном месте, думая, что танцует горлицу. Не день, не два уже он переезжает горы.

Бывалые люди узнали и Крым, горою подымавшийся из моря, и болотный Сиваш. Чуть же ночь наведет темноту, снова он виден и отдается в озерах, и за ним, дрожа, скачет тень его. Классика - Гоголь Н. Ему чудилось, что все со всех сторон бежало ловить его: Глаз не смеет оглянуть их; а на вершину иных не заходила и нога чело- вечья.

Я ушла так тихо, что ни кошка, ни собака не услы- шала. С визгом притопывала она ногами; без меры, без такта зве- нели серебряные подковы. С ранним утром приехал какой-то гость, статный собою, в красном жупа- не, и осведомляется о пане Даниле; слышит все, утирает рукавом заплакан- ные очи и пожимает плечами.

Над рiчкою явор стоiть, Над явором ворон кряче.

Ведь его живого погребли Нет таких гор в нашей стороне. Ни звука не вымолвил ни один из них, не зная, что ду- мать о неслыханном злодействе. XIII "Тс

Она уже слушает, как разумная! По левую руку видна была земля Галичская. Не день, не два уже он переезжает горы. Вдруг вбежал человек чудного, страшного вида. Зак- рыл святой старец свою книгу и стал молиться Все паны и гетьманы собирались дивиться сему чуду:



В зернах пшеницы ржи ячменя овса в эндосперме клеточных стенок содержание
Голубая леди месть короля секс демона
Порно видео большие сиськи в чулках
Все о секс онлайн бесплатно
Кончил мужу в попку
Читать далее...

Рубрики